Аркадий Самохвалов: «У нас утрачены понимание, что двигает экономику, и нет ответственности за результаты принимаемых решений»

Экономист, первый заместитель министра экономики РФ в правительстве Примакова – Аркадий Федорович Самохвалов рассказал о том, чему можно поучиться у тех, кто преодолел кризис 1998 года, и как доступными кредитами и низкими налогами можно добиться роста отечественного производства. Он уверен, что восстановить нашу экономику можно. 

Аркадий Федорович, какие главные проблемы Вы видите сейчас у нашей экономики?

Мы уже долго находимся в стагнации. Если кризис 1998 нам удалось быстро преодолеть и даже выйти в рост, в 2008 году мы выходили дольше, но тоже вышли, то после попадания в 2012 году – мы так и не выходили уже никуда с нашим ростом экономики в 1-2% в год. В системе управления экономикой у нас утрачены понимание, что двигает экономику, и нет ответственности за результаты принимаемых решений. Те люди, которые были привлечены к управлению Примаковым, не были теоретиками, зато они понимали, на чем она стоит и работали, опираясь на здравый смысл и беря на себя ответственность за принятые решения. А сегодня все разрабатывают бесконечные программы, совещаются на совещаниях, непрестанно согласовывая предлагаемое, выхолащивая из него и результаты, к которым инициативы приводят и за которые можно предъявить персональный спрос. Доминирует не профессионализм, а коллективная безответственность. Важна близость к начальству и личная преданность.

 

Можно ли применить рецепты того правительства, в котором работали Вы, когда премьером был Евгений Максимович Примаков?

Главным успехом был рост отечественной промышленности. Тогда произошла девальвация, импортные товары стали в несколько раз дороже. Это автоматически дало преимущество отечественным производителям на внутреннем рынке. Началось стихийное, массовое импортозамещение. И мы поддержали этот процесс. В результате целые отрасли встали на ноги, например – вся пищевая промышленность. У нас легкая промышленность росла в год на 25% с 1998 по 2000-й, а потом она умерла, на фоне подготовке к вступлению в ВТО и при бездействии в регулировании ввоза импорта и контрабанды.

Импортозамещение, поддержка своих, отечественных производителей – один из инструментов промышленной политики, которая разрабатывалась во всех развитых странах. Но вновь пришедшие в наш финансово-экономический блок руководители с порога отметали саму возможность ее разработки. В частности, импортозамещение было предано забвению на более чем 10 лет, начиная с 2001 года. Причем вспомнили об этом элементарном инструменте регулирования экономики только вынужденно, когда Россия попала под санкции. При этом всем «санкционерам» была даже выражена благодарность за заботу о развитии отечественной промышленности.

 

То есть нам нужна ставка на своего производителя и его защита, протекционизм?

Мы сейчас ввозим импортных товаров более чем на 240 млрд долл. в год. Фактически это половина производимой сегодня промышленной продукции (добывающей, перерабатывающей). При разумном регулировании объемов и состава ввозимой продукции, а также неуклонном наращивании импортозамещения наша экономика получила бы те темпы роста выпуска промышленной продукции, которые не только оживили бы экономику, но и значительно подняли бы налоговые поступления и доходы на всех уровнях бюджетной системы.

Сегодня даже бедная семья в России покупает в основном, импортные товары. А должна, наоборот, покупать отечественные как более дешевые и не уступающие по качеству. При невозможности выпуска (временного) на территории страны они могут спокойно импортироваться и продаваться тому, кто в состоянии за них платить (любителям итальянского сыра, особенной деликатесной уникальной колбасы и т.д.).

 

Помогли бы становлению наших предприятий дешевые кредиты? Надо ли Центробанку снижать ставку, чтобы кредиты стали доступнее для бизнеса?

Конечно. Низкая ставка – залог доступности кредитов. Но это лишь одна из составляющих более широкого понятия – доступности заемных средств. В ходе преодоления кризиса 1998 года ставка по кредитам была двухзначной, но объем кредитования вырос за 1999-2000 годы в 2,4 раза. Причина этого в совокупности факторов: ставка была соразмерна ожидаемому доходу и, главное, банки были заинтересованы во взаимодействии с заемщиками. Сегодня банки, включая государственные, зарабатывают не на кредитовании роста производства, а на операциях с валютой, ценными бумагами, на чрезмерных поборах с клиентов, депозитах самого ЦБ России и т.д. В таких условиях только понижение процентной ставки вряд ли будет достаточной мерой для роста объемов кредитования реального сектора экономики.

Чтобы раскрутить экономику и снизить инфляцию, нужно, с одной стороны, повысить доступность заемных средств в самом широком смысле, в первую очередь краткосрочных кредитов. Это позволит насытить рынок и обеспечить большую сбалансированность в росте денежной и товарной массы. Так делали в Китае, где предприниматели, получив кредит, увеличивали предложение товаров и услуг. Рынок наполнялся, инфляция уменьшалась.

С другой стороны, необходимо, чтобы предприятия были стимулированы к накоплению собственных средств для инициативного развития. Достижение этого возможно при снижении налогового обременения, росте спроса на продукцию производственного и непроизводственного потребления, государственной политике в области импортозамещения или стимулирования экспорта и т.д.

 

А налоги нужно снижать?

Конечно, нужно. Например, одной из очень эффективных мер, которая была опробована нами в 1999-2000 годах – 50-ти процентная льгота по налогу на прибыль в части, направляемой на развитие производства. Допустим, предприятие получило прибыль 200 рублей. И направило на развитие своего производство 100 рублей. Тогда за первые 100 рублей оно заплатит налог на прибыль в 30 процентов, а по «инвестиционной» части прибыли размером в 100 рублей – 15-ти процентную ставку. В результате массового применения этой льготы с одновременным уменьшением базовой ставки по налогу на прибыль на целых 5 процентов, объем поступлений налога на прибыль в бюджетную систему увеличился за 1999-2000 гг. в 4 раза. По простой причине – прибыль добровольно вышла «из тени», что было выгодно и предприятиям, и государству. В первый же год, когда по инициативе А.Л. Кудрина льгота по налогу на прибыль была отменена, объем поступлений по этом налогу сразу снизился на целых 15%.

 

А есть ли у нас ресурсы, чтобы восстановиться? Ведь многие отрасли промышленности серьезно отстали, утрачены технологии…

Сталин за 10 лет превратил «лапотную» Россию в страну, которая смогла выиграть мировую войну. А через 10 лет после войны мы научились запускать ракеты в космос. Предложенные правительством Примакова меры позволили в считанные месяцы не только преодолеть самый глубокий кризис, но и обеспечить рост ВВП уже в 1999 году на 6,4 процента, а в 2000 году (в первый и последний раз) – на 10 процентов при росте инвестиций на более чем 17 процентов. При этом все налоговые поступления в бюджетную систему за эти два года возросли в 2,8 раза. Всё можно восстановить, если финансово-экономический блок в правительстве возглавят люди, имеющие «за спиной» опыт результативного решения проблем социально-экономического развития в центре и на местах, готовые к непредвзятому обобщению положительного опыта своих предшественников с сознательным отказом от всего, что принесло результаты, не отвечающие интересам развития национальной экономики. И, наконец, профессионально подготовленные к разработке системных изменений, ответственному проведению их в жизнь.

Назад к поиску